Белые медведи на льдинах

Можно думать, что все самое важное в детстве в нас закладывают родители, добрые книги,  бабуля, школа, государство и старший брат. Это, безусловно, так, но не стоит забывать про еще один очень важный и характерообразующий фактор в нашей жизни – улица. Я считаю, что улицу стоит выделить в отдельный институт социализации личности. Улица не терпит фальши, не приемлет слабость и не щадит никого!

Отпуская своего ребенка погулять во дворе, мама думает, что он просто поелозит лопаткой в песке на свежем воздухе и вернется назад, но это далеко не так! Там, на улице, он будет выживать изо всех сил, и если выживет, то вернется уже совсем другим человеком.

Опасности начнутся прямо с  песочницы, когда он впервые найдет коричневые колбаски и будет думать что это такая чуднАя глина, из которой можно слепить кошечку. Уже много позже он узнает, что эти колбаски к кошечке, конечно, имеют отношение, но, так скажем, с обратной стороны. И хорошо, если ваш ребенок подумает, что это глина, а не шоколадные конфеты. В противном случае, стоит пока повременить с заявлением в Гарвард.

Дальше – хуже. Во дворе, в первый раз он узнает, как выглядит волчья ягода и что она ядовита. Возможно, не поверит и попробует на вкус. Или лизнет жопку муравья, потому что старшие ребята скажут, что не ссы, это вкусно, все пробовали. Или будет перепрыгивать с одной крыши гаража на другую, потому что ему не слабо. Или будет собирать окурки для соседа-алкоголика, потому что взрослым нужно помогать. Или обменяет мамину брошь на головастика в банке, потому что никакие цацки не могут быть дороже друга. Или будет заставлять родителей краснеть, рассказывая всем, что знает, что такое секс и где он лежит. Обязательно будет жевать гудрон, монтажную пену и листья. Облазит все подвалы, чердаки и заброшенные дома. Обдерет себе все колени, локти и даже нос. Подружится с лохматой дворовой собакой и ее лишаем. Поссорится с соседкой, ее дочерью и их непростым характером. Будет громко кричать неприличные слова на букву “Б”, “П” и даже “Х”! Особенно тяжело пережить знания вашим ребенком слов на букву “Х”. Но поверьте, пройдя все эти испытания, попробовав все это на вкус – он станет интересным, разносторонним человеком,  научится взаимодействовать с людьми и принимать непростые решения, придумывать интересные способы решения скучных задач и фантазировать, узнает об этой жизни больше, чем из книг, учебников и даже от учителей. Ведь все самые главные уроки физики, естествознания, психологии,  да и что греха таить – анатомии, мы получили на улице и улица, в отличие от учебников дала нам практические знания.

Лично нам с братом и всем детям из дома 1 по улице Садовой очень повезло с двором. Он был большой, с кучей разных интересных локаций. Из любимого: сараи, помойка за сараями, трансформаторная будка, строящийся бассейн, кусты, подбалконное пространство. Ну и из банального: качели, деревянные домики, горка и футбольное поле. Чувствуете, какой обширный потенциал у детей нашего двора? Представляете, какими разносторонними личностями мы стали в итоге?

С крыш сараев мы прыгали в снег. Получая неописуемое удовольствие и нагоняй от каждого проходящего взрослого. А вот помойка за этими сараями была для нас настоящей сокровищницей. Мы запускали руки по локоть в пылесосные отходы, чтобы достать оттуда диковинные жемчужины  – «пульки» – такие красивые разноцветные шарики, которыми мальчишки стреляли из своих пистолетов. Мы с девочками собирали их в коробочки из-под «тик-так» и хвалились, кто больше собрал, и каких цветов нет у других девочек. Особого применения мы им не находили, думаю, нам больше нравился процесс собирательства. Хотя, помнится, я как-то принимала ванну с этими пульками. Думала, что это будет невероятно красивое зрелище  – ванная полная пулек. Не знаю, почему я решила, что коробочкой из-под «тик так» я смогу наполнить полную ванну, в итоге, конечно, ничего особенного, даже не пробуйте.

А однажды, насмотревшись «Тома и Джерри», я предложила подшутить над одной девочкой. План был такой – мы выкладываем дорожку из пулек от самой ее квартиры до угла дома. Звоним в дверь и убегаем. Она же, увидев пульки, непременно начнет их собирать, ведь мышь Джерри всегда собирал кусочки сыра, которые выкладывал для него коварный Том. Собирая пульки, она зайдет за угол, а там мы – кинем в нее камнем и убежим.  Согласна, план не идеальный.…  Но прошу заметить, что никто из нас в дальнейшем в Гарварде и не учился.

Трансформаторная будка была излюбленным магическим местом нашего двора. Она загадочно гудела и к ней, со слов взрослых, нельзя было подходить. Естественно, поэтому интерес к трансформатору вырос вдвое. Забавнее всего было бегать вокруг этой будки, играя в ляпы. Меня очень привлекала желтая картинка с молнией, нарисованная на ее двери. Я думала, что на неинтересном и опасном месте такую красивую картинку не повесят. А по ночам мне нравилось мечтать, что эта будка – мой секретный штаб, в нем стоит большое сиреневое кресло, торшер и много-много книг. И в любой момент я могу от всех спрятаться и… читать. Странное использование штаба, конечно…. Читать ведь можно и дома, но мне казалось, что так гораздо интереснее.

Кусты часто были заняты мальчиками – там они строили свой штаб и занимались какими-то секретными делами, не знаю какими, нас туда не пускали. Но однажды, когда мальчики на долгое время забросили свой штаб, мы придумали, что это будет наша парфюмерная фабрика. Притащили туда маленькие бутылёчки с  одеколонами пап и духами мам и смешивали их между собой, считая, что изобретаем новый запах, пытались даже продавать их и мечтали, что наш стартап скоро выйдет на мировой рынок.

Под балконами мы обычно играли в дочки-матери. Занавешивали пространство между балконом и землей покрывалами, и получался такой маленький домик, в котором мы могли укладывать детей спать, ждать мужа с работы и есть хлеб, принесенный кем-нибудь из дома. Особой популярностью пользовался хлеб со сливочным маслом и сахаром, но его выносили из дома редко, поэтому откусить могли только особы приближенные к хозяину лакомства. Обычно, мальчики не играли с нами в эту игру, поэтому роль папы доставалась кому-нибудь из девочек. Это была неприятная роль, потому что никто не хотел быть мальчиком, да еще и постоянно уходить на работу. Но бывало так, что какой-нибудь слабый и медлительный мальчик не успевал от нас далеко убежать и мы тащили его в наш домик, чтобы он там побыл папой. Не понимаю, почему они так сопротивлялись, ведь мы просто давали им кусок хлеба (кормили мужа обедом), заставляли покачать куклу (давали возможность ребенку пообщаться с отцом) и потом отпускали (провожали на работу зарабатывать деньги).

А еще, по словам одной нашей соседки я материлась под балконом. Она так и сказала моим родителям: «Ваша Катя матерится под балконом!» Как будто бы даже словами на букву «Х». Вот и я говорю, какого «Х» нужно было жаловаться моим родителям! Может быть, я тогда отыгрывала папу и уронила молоток себе на ногу.

Самое страшное – это если родители позовут домой. Потому что потом очень сложно вырваться обратно. Обязательно найдутся дела по дому, из-за которых придется остаться там. Мы так это и назвали «загонят домой». Нам казалось, что если не попадаться родителям на глаза, то они как бы забудут про нас и можно гулять до появления первых звезд на небе. Поэтому если мы хотели есть, то искали себе пропитание сами.

Если у кого-то были 3 рубля 50 копеек, то можно было купить кукурузные чипсы «Джокер» с сыром или перцом. До сих пор помню, как пахну пальцы от этих чипсов. Мы делили пачку на всех и вполне себе наедались. Еще был вариант пойти поесть к кому-нибудь, у кого много еды в холодильнике, а родители на работе.  Таких ребят в нашем дворе было немного, все-таки 90-е за окном, но иногда получалось к кому-нибудь подмазаться. Здесь-то и вырабатывались навыки дипломатии, переговоров и убеждения.

А еще, однажды, когда я очень захотела есть, а домой идти было слишком рано – я придумала отличную игру: мы будем притворяться попрошайками и обойдем все близлежащие дома. Если в каждой квартире нам дадут хотя бы по куску хлеба, то мы сможем неплохо пообедать. План сработал. Было очевидно, что люди слабо верили в то, что дети с воздушным шариком в руке и красивыми ухоженными волосам нуждающиеся сиротки, но хлебом нас все-таки кормили.

Вообще летом с пропитанием конечно попроще. Можно есть молодые стебли у деревьев. Мы называли это «бананчики». Гладкая верхняя часть ветки очищалась и оставалась плотная зеленая безвкусная мякоть. Вот ее мы и ели в перерывах между играми. Еще можно было есть горошки из стручков акации, но немного, потому что Женька сказал, что если много съесть, потом их придется вырезать из живота, а то они никогда не перевариваются! Одна девочка объелась ими и умерла насовсем! Ну и конечно любимое лакомство – это дичка – маленькие горькие яблочки, которые росли во дворах муниципальных учреждений города.

Еще одним поводом «загнать» нас домой служили драные коленки. Поэтому если я падала с велосипеда или дерева или просто, потому что пыталась догнать очередного папу для нашей игры, я шла на колонку, там ледяной водой мыла свои раны, на слюну крепила подорожник и бежала играть дальше. Это улица, мать твою! Или иди на колонку или сиди дома!

А однажды в частном доме по соседству появился домофон. Для нас это была диковина. Как сейчас его помню: белая коробочка с динамиком в виде цветочка, а внизу черная кнопочка с нарисованным на ней колокольчиком. При нажатии на эту кнопку, играла веселая музыка, а потом какая-то бабушка говорила «Алло!» Нас это безумно веселило. Но мы же не какие-то там дикари! Мы звонили в этот домофон всего-то по 5 раз в день, не больше, и убегали. Однако, голос это бабушки с каждым разом становился все напряженнее. Примерно на 3й день нашего развлечения отвечать стал очень доброжелательный дедушка, он так и говорил «Ах вы маленькие «Б»! Я вам сейчас задам!» Заметив изменение в настроении у нашей пожилой пары, я придумала железный план: если вдруг мы почувствуем опасность, то сделаем вид, что мы не те придурочные девочки, которые нажимают на кнопку и убегают, мы замечательные мамины солнышки, которые пришли предложить щенков. Мы так и скажем: «Здравствуйте, а вам щенков не надо? У нас собака недавно ощенилась». Я думала, что улыбка и слово щенок должны растопить любое даже самое холодное сердце. Но я немного ошиблась. Последний раз в своей жизни мы нажали на эту кнопку и услышали веселую мелодию, только никто нам не ответил, дверь распахнулась, и из нее выбежал дед с лопатой и в своей интеллигентной манере радостно нас поприветствовал:  «Убью, гады!» А я же в детстве мечтала быть актрисой, а хорошая актриса должна отыгрывать свою роль до конца. Мы бежали от этого деда со скоростью света, и я попутно произносила свою реплику: «Здравствуйте, а вам щенков не надо? У нас собака недавно ощенилась». Пожалуй, это была моя лучшая, никем так и неоцененная роль.

А однажды, наше футбольное поле залили и сделали из него каток. Каждый день мальчишки играли в хоккей, и весь двор собрался, чтобы посмотреть матч. Приходили и мамы и папы, все отчаянно болели за своих, а краснощекие мальчишки со своими клюшками в руках выглядели точно герои из фильмов. А весной, когда лед начал таять, мы были белыми медведями и плавали на льдинах. Это такое счастье, когда ты белый медведь, у тебя есть льдина и ты плывешь куда-то в далекие страны, а впереди у тебя целая интересная жизнь, полная приключений.…

Хотите, я расскажу вам, как я узнаю людей, у которых был такой двор, которые прошли эту уличную школу жизни? У них были и коричневые колбаски в песке, и трансформаторные будки и все подвалы в городе и звонки в чужие квартиры и разбитые окна и казаки-разбойники и вкладыши Турбо и майские жуки в банках.

Так вот, с виду они ничем не отличаются от обычных взрослых. Возможно, они носят бороду, очки и вельветовый пиджак. Возможно предпочитают по будням белый верх, черный низ и собирают волосы в тугой хвост на затылке. Ходят на работу с портфелем, складывают цифры, сводят брови к переносице и оплачивают квитанции. Произносят такие слова как ипотека, репрезентативный и субординация. Любят борщ и тушеную капусту. Но если заглянуть в их глаза, если приглядеться повнимательнее, в самую глубину черных зрачков, то вы увидите смешных девчонок и мальчишек с подорожником на коленке, плывущих на льдине навстречу приключениям.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *